Москва, Дальний Восток, Урал – география интересов французского дизайнера Дельфины Эфира

ПУ­ТЕШЕСТ­ВО­ВАТЬ, ЧТО­БЫ ТВО­РИТЬ

Моск­ва, Даль­ний Вос­ток, Урал – Дель­фи­на Эфи­ра ос­ва­ивает прост­ранс­тва и куль­ту­ру Рос­сии. Ee взгляд вых­ва­тыва­ет де­тали, ли­нии, цве­та – в ре­зуль­та­те в цент­ре Па­рижа в од­ной из до­рогих квар­тир воз­ни­ка­ет ощу­щение крис­таль­ной чис­то­ты Бай­ка­ла, а на пле­де руч­ной ра­боты мер­ца­ют звез­ды пра­вос­лавных ку­полов.

Дель­фи­на, о Вас мож­но ска­зать, что Вы ак­тивно прод­ви­га­ете се­бя и свой биз­нес?

По скла­ду ха­рак­те­ра я не биз­несву­мен, в том смыс­ле, что ког­да речь за­ходит о день­гах, я час­то оши­ба­юсь. А во всех на­чина­ни­ях мною дви­жет, ско­рее страст­ная ув­ле­чен­ность сво­им де­лом. Ког­да речь идет о ка­ком-то де­коре, ук­ра­шении ин­терьера, то я нас­толь­ко силь­но люб­лю это, что счи­таю сво­ей жизнью. Моя ра­бота – не прос­то соз­да­ние ди­зай­на, это соз­да­ние ауры, ат­мосфе­ры, в ко­торой че­ловек бу­дет чувс­тво­вать се­бя на­ибо­лее ком­форт­но. Ко­неч­но, бы­ва­ют слож­ные си­ту­ации, бы­ва­ют воп­ро­сы, на ко­торые нуж­но пот­ра­тить мно­го вре­мени, что­бы прий­ти к кон­сенсу­су с кли­ен­том. И, на­чиная про­ект, я всег­да об­ща­юсь с за­каз­чи­ком, ведь вы­бирая ме­ня как де­кора­тора, он вы­бира­ет не толь­ко мои эс­ки­зы, но и ме­ня как че­лове­ка. Ес­ли у нас по­лучит­ся бе­седа, и мы смо­жем хо­рошо об­щать­ся, то на­ши от­но­шения бу­дут стро­ить­ся на до­верии – я счи­таю это од­ним из са­мых важ­ных мо­мен­тов. Выс­лу­шивая идею кли­ен­та, я про­пус­каю ее че­рез серд­це. Ведь я став­лю под­пись под сво­ей ра­ботой, и ни­какой дру­гой ди­зай­нер уже не сде­ла­ет то же са­мое. Это бу­дет иск­лю­читель­но «ра­бота Дель­фи­ны Эфи­ра».220c08548cac211cc7db219bb52f46cf

Вы мно­го пу­тешест­ву­ете, нас­коль­ко важ­но для ди­зай­не­ра ин­терьера быть не­посе­дой?

В пу­тешест­вия ме­ня тя­нуло с детс­ких лет – это еще од­на чер­та мо­его ха­рак­те­ра, про­яв­ле­ние мо­ей лич­ности. И день­ги, ко­торые я за­раба­тываю, не­об­хо­димы как раз для то­го, что­бы иметь воз­можность ез­дить в раз­ные стра­ны. Фран­цу­зы, ес­ли брать на­цию в це­лом, счи­та­ют, что «мы са­мые луч­шие, и все долж­ны прий­ти к нам». Я не раз­де­ляю это­го мне­ния и счи­таю, что про­ник­но­вение в дру­гую куль­ту­ру обо­гаща­ет че­лове­ка. Я пу­тешест­вую по все­му ми­ру, и Рос­сия ме­ня очень прив­ле­ка­ет как стра­на. Ког­да я го­ворю фран­цу­зам, что еду в Рос­сию, ме­ня при­нима­ют за су­мас­шедшую или очень боль­шую аван­тю­рист­ку, по­тому что не­кото­рые ми­фы еще не до кон­ца вы­вет­ри­лись из восп­ри­ятия: мед­ве­ди в мет­ро, ужас­ный хо­лод, ди­кие нра­вы. А я не предс­тав­ляю се­бе жиз­ни без му­зыки Чай­ковс­ко­го, Му­сорг­ско­го, Рах­ма­нино­ва. Ро­маны Толс­то­го и Дос­то­евс­ко­го, фильм по кни­ге «Док­тор Жи­ваго» ос­та­вили у ме­ня не­изг­ла­димые впе­чат­ле­ния, за­пали в ду­шу. Еще из школь­ных уро­ков ис­то­рии всем из­вест­но, что Рос­сия и Фран­ция име­ют тес­ные куль­тур­ные свя­зи, и се­год­ня я са­ма ви­жу тен­денции еще боль­ше­го сбли­жения. Нап­ри­мер, па­дение Бер­линс­кой сте­ны для нас бы­ло сим­во­лич­но, как отк­ры­тие до­роги в но­вый мир. Рос­сия – стра­на боль­шая, здесь мно­жест­во идей, и это поз­во­ля­ет мне мыс­лить в нес­коль­ко дру­гой ма­нере, мо­жет быть, бо­лее ши­ре. Я на­хожу это не прос­то уди­витель­ным – это на­пол­ня­ет.

Ка­кие идеи Вы чер­па­ете в Рос­сии?

Ме­ня прив­ле­ка­ет ар­хи­тек­ту­ра, осо­бен­но церк­вей. Моя страсть – сме­шение тра­дици­он­но­го и на­ци­ональ­но­го, сме­шение куль­тур раз­ных стран и куль­тур внут­ри од­ной стра­ны. Ког­да я бы­ла в Ка­зани, встре­тила лю­дей двух вер – му­суль­ман и пра­вос­лавных. Я бы­ла по­раже­на, как эти две куль­ту­ры мо­гут ужи­вать­ся в од­ном го­роде. Я мно­го ра­ботаю над по­ис­ком ис­то­ричес­ко­го про­ис­хожде­ния тех или иных мо­тивов в тка­нях раз­ных стран, ищу не­обыч­ные ре­шения, неч­то не­ор­ди­нар­ное – для соз­да­ния но­вых ри­сун­ков тка­ней и сво­их но­вых про­ек­тов. Нап­ри­мер, пос­ле по­езд­ки на Бай­кал зи­мой 2008 го­да, под впе­чат­ле­ни­ем от беск­рай­них си­бирс­ких сне­гов, я соз­да­ла ин­терьер в очень свет­лых хо­лод­ных то­нах, что мне не свой­ствен­но.

В чем сек­рет Ва­шего сти­ля?

Что ка­са­ет­ся вку­сов и сти­ля, ко­торый пред­по­чита­ет на­селе­ние Фран­ции, — это пре­об­ла­да­ющее со­чета­ние чер­но­го и бе­лого, ко­рич­не­вые, ма­товые, теп­лые, не­яр­кие то­на. Я в сво­ей ра­боте не при­дер­жи­ва­юсь об­щих тен­денций, люб­лю сме­шивать куль­ту­ры. И, ес­ли фран­цузс­кий ди­зай­нер ска­зал бы: «Я не хо­тел бы пе­рег­ру­жать эту кар­ти­ну», то я не­кото­рыми эле­мен­та­ми, на­обо­рот, до­бав­лю в нее боль­ше, сде­лаю ее яр­че. Я мо­гу со­четать да­лекие друг от дру­га фак­ту­ры так, как ник­то дру­гой не ос­ме­лил­ся бы. И при этом по­луча­ет­ся неч­то со­вер­шенно ор­га­нич­ное. Не так дав­но я на­чала но­вый про­ект по про­из­водс­тву ин­терьер­но­го текс­ти­ля, ко­торый как раз спе­ци­али­зиру­ет­ся на этой ин­тегра­ции сти­лей. На­де­юсь соз­дать сеть по про­даже по­доб­ных текс­тиль­ных кол­лекций, как во Фран­ции, так и в Рос­сии.

Статья опуб­ли­кова­на в жур­на­ле «4 RO­OM» (фев­раль 2011)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *